г. Самара, ул. Николая Панова, 50
8 917 113-02-40

Елена Костина, Белгородская область


Олег родился в 26 недель весом 880 грамм. С себя вину не снимаю, но и врачам «спасибо» сказать не могу по сопровождению моей беременности. Много «если бы»… если бы не заболела гриппом на 16 неделе, если бы правильно пролечили от многоводия плода в 21 неделю, может быть, все бы и обошлось.. Но начались схватки в 26 недель, и появились два малыша. Олежка был первым. Второй малыш не выжил. Реанимация в перинатальном центре - 2,5 месяца (ИВЛ 1,5 месяца). Канюли 2 недели. За один день до двухмесячного возраста упал гемоглобин – остановка дыхания. Проревела всю ночь. А утром сказали: выжил! В 3 месяца отправили в детское отделение областной больницы уже 3-х килограммовые, но с питанием через зонд. Медсестра неправильно ввела зонд, молоко попало в легкие – воспаление легких - снова реанимация.
Домой попали в 4-х месячном возрасте. Ни одного дельного совета мы не получили ни от одного доктора, как лечиться дальше. Меня бесила фраза «наблюдайтесь у невролога» и все. Выкарабкивайтесь сами. Вот и карабкались с постоянным срыгиванием после кормления, с ежедневными истериками ровно в 10 часов вечера. Но карабкались. До года 3 раза пролежали в неврологии для детей: массажи, лекарства. Большая голова и гидроцефальный синдром. И Диакарб, который не помогал, а только вредил ребенку (вывод жидкости из головы и со всего тела). В полгода Олег поднял голову, в 11 месяцев начал переворачиваться и пытаться ползать по-пластунски, но очень слабо. В 1 год вес – 7 кг. Умненькие глазки, гуление и мало-мало движения.
Я никак не могла понять, почему у Олежки не получается двигаться быстрее. Думала - вес маленький, силенок не хватает, ДЦП нам еще не ставили. И тут в больнице я вижу девочку, которая по весу такая же как и Олежка, но на своих ногах… И говорят уже про диагноз ДЦП. И начинаю капаться на сайтах, в книжках, чтобы понять, что вопрос не в малом весе ребенка - вопрос в голове. Очень помогла книга Глена Домана «Что делать, если у вашего ребенка повреждение мозга». В моей голове только после прочтения этой книги сложились детали мозаики: каждый человек от зачатия до умения ходить проходит циклы жизни от сотворения нашей Земли. Это цепочка: сначала эмбрион (рыбы в воде), потом родились, подняли голову и поползли по-пластунски (как ящерицы, крокодилы - движения у ребенка именно как у ящерицы), потом на четвереньках (как кошки, собаки – уже перекрестное движение), и только потом встали и пошли как люди. И если застопорились на каком-то этапе (мы, например, на этапе ползанья по-пластунски – значит «сломалась» именно это звено цепи. И если даже ребенок может переставлять ноги (когда его держим), то он не пойдет, пока не восстановится сломанное звено).
Может быть поэтому, когда мне впервые попалась методика доктора Муромова в интернете с детальным разбором этапов развития и умелок ребенка, я ее приняла сердцем. Мы начали заниматься по методике в 1,7 года – перестала водить ребенка под руки – одела теплые штанишки и жилетку и положила на пол. Три дня Олежка требовал криком и слезами, чтобы его носили, водили, а когда понял, что не возьмут - уверенно пополз по полу по-пластунски. Я была удивлена и обрадована. В это же время попали к остеопату вопреки запрету нашего невролога (не ходите, зачем вам это нужно!) и благодаря одобрению Дмитрия Сергеевича (не повредит). И через 2 месяца работы остеопата (работа с ребенком через каждые 10 дней), на УЗИ головы (через незакрытый родничок) нам невролог удивленно сказала – у вам нет гидроцефального синдрома. Все в норме. И ребенок повеселел, стал активнее.
Развитие пошло полным ходом. Методика Муромова Д.С. мне очень нравилась, но его заключение по Олежке о необходимости «Диспорта» для снятия спастики меня приводило в ступор. Я панически боялась уколов для ребенка. В два года я не решилась на уколы и, к сожалению, направила все силы и денежные средства на Войта-терапию. И потеряла целый год жизни на методику, которая нам не помогла.
В три года мы попали к Дмитрию Сергеевичу на первые очные занятия, в том числе на ботулинотерапию: с вывернутой левой ногой, зажатой в кулак и в локте левой рукой, с сидением в позиции W и слабыми попытками ползать на четвереньках. Все мои страхи про уколы не оправдались ни в тот раз, ни во все последующие. Ни простуд, ни других плохих реакций на уколы у нас не было. Дмитрий Сергеевич очень грамотно, профессионально применяет препарат. Он всегда на первом приеме ощупывает всего ребенка, каждую мышцу, задает много вопросов про умелки ребенка. Его полное погружение в состояние ребенка, его индивидуальный подход именно к моему ребенку (куча вопросов: как двигается, что умеет, что не умеет, что чаще делает, какой рукой/ногой больше, на что обратить мое особое внимание, какие обследования еще пройти, к каким специалистам еще сходить за консультацией) настраивает на доверие. На второй день – введение препарата. А после уколов начинаются занятия. И вот тут это уже другой человек – требовательный, строгий. Ломает в моей голове сложившиеся стереотипы – так делать нельзя, так можно. Он дает не просто упражнения – он старается поменять образ жизни и ребенка, и родителей. С самого утра ребенка: что и как делать, сколько раз заниматься, как ребенка носить, как ребенку сидеть, в какой коляске возить, как кормить. Что делать категорически запрещено (позиция W, водить под руки и проч.). Снимаю все занятия на видео.
Потом просматриваю видео несколько раз в день, потому что информации много, за занятие все не успеваешь усвоить. И начинаю заниматься с ребенком. Трудно бывает. Ребенок не понимает, почему его заставляют что-то делать новое, что он никогда раньше не делал, поэтому кричит, плачет (да, сначала так!), но на третьем занятии уже начинается расслабление мышц, уже привыкает и понимает, что от него требуют. Тогда ребенок работает и выкладывается вместе с мамой, и появляются первые результаты: вот это получилось, кажется, вот это уже лучше. Дмитрий Сергеевич корректирует уже наработанное, делает замечания по ошибкам, подсказывает, какие ошибки могу допустить в упражнениях, дает новые упражнения именно на те группы мышц, которые расслабляет «Диспорт», пробует сам новые упражнения с ребенком, подробно комментирует каждое свое действие, отвечает на все вопросы.
Главная его цель – родители должны понять, как заниматься с ребенком дома. Приводит доводы почему именно так, а не иначе, говорит простым (не медицинским) языком. Я больше ни у одного специалиста не видела такого подхода к детям, не видела желания обучить маму, обычно специалисты стараются сами делать, не обучая родителей. Когда я вижу в центре деток, с которыми были на предыдущих курсах реабилитации в центре «Пойду сам», и вижу, что сначала ребенок ползал, а теперь уже ходит у опоры – и такой же маленький и хрупкий, как мы были в 2 года, но уже на ножках, понимаю, как важен каждый день жизни ребенка до 3-х лет. И жалею, что мы не попали к Дмитрию Сергеевичу раньше.
В итоге мы у Дмитрия Сергеевича занимаемся уже 6 лет. От умения ползать и сидеть мы дошли до этапа ходьбы. Уверенно ходим с палочкой, неуверенно и медленно ходим без палочки. Олежке девять лет. В прошлом году пошли в школу в первый класс обычной школы. Каждый день ходим пешком в школу и из школы. Никаких колясок. Только трость. Нам в школе дали штатного сотрудника ш - тьютора, которая помогает справляться с ручками, карандашами, тетрадями на занятиях, ходит с ним на физкультуру. Первый класс закончили. Перешли во второй класс.
Продолжаем заниматься по программе Дмитрия Сергеевича. Надеюсь, выйдем в борьбе с болезнью победителями.

Яндекс.Метрика